четверг, 5 декабря 2013 г.

Александр Мецгер. "КАК ДЕД КАВУН НА УДАРНИКА УЧИЛСЯ".

Кто мог подумать, что дед Кавун на старости лет такое выкинет? Мало того, что днём от него покоя нет, так ещё и ночью однажды такой шум устроил, что собаки несколько дней ходили сонные, зевая от недосыпания. А предшествовало этому обычное событие: Дед Кавун выпивал с соседом и запели они песню. Какую, уже и не помнят, но сосед вдруг заявил, что дед поёт не в той тональности.
- Да я с детства эту песню пою!- возмутился дед.
- Ну, значит, у тебя слуха нет,- заявил сосед.
- Как нет слуха?- обиделся Кавун.- Да я лучше всех в молодости пел, а если захочу, так на любом инструменте за месяц научусь играть.
Тут сосед возьми да брякни:
- Да ты и на простом барабане за месяц стучать не научишься.
Зря он это сказал. Сосед, всё ж таки, мог бы и предположить, что до хорошего это не доведёт.
Ну, и поспорил с ним дед, что скоро вся станица будет приходить, слушать, как он на барабане стучит. На литр самогона поспорили.
В тот же день дед Кавун стал собирать свою ударную установку. Хорошо, что всё под рукой: бидон молочный, сковородка, две кастрюли. Оказывается, если их подвесить, то звук получается намного громче. Пришлось в посуде дырки сверлить, пока бабка Марфа не просекла.
Наконец, собрал он свою установку и ну по ней барабанить. Что тут было+.
Бабка Марфа с перепуга борщ на себя перевернула, собаки по всей улице такой лай подняли, что все соседи на улицу повыскакивали. Спрашивают друг у друга: " Что случилось?"
Первое неудобство дед испытал от своего концерта, когда просвистевшая кастрюля, в которой был борщ, врезалась ему в горб. Ну, а когда бабка увидела сковородку и дырявые кастрюли , висевшие вокруг Кавуна, то в деда полетели и табурет, и обувная щётка, и калоши. Это то, что попало в него. А сколько мимо пролетело, дед и считать не стал - пригибаясь, скрылся от мстительницы на грядке - в бурьяне.
- Как же я не подумал о старухе?- почесал дед голову, сидя под лопухом,- надо бы с ней договориться.
Сняв с огородного чучела рубашку, Кавун привязал её к тяпке и, как флагом, стал размахивать.
- Я предлагаю переговоры,- закричал он.
- Иди, иди,- процедило сквозь вставные зубы баба Марфа,- я тебе сейчас устрою такие переговоры, будешь у меня, как Штирлиц, скрываться. Это ж надо, столько посуды перевёл.
- Я всё компенсирую,- закричал дружелюбно дед,- выставляй счёт.
Так что после физического внушения, дед понёс еще и материальные потери. Бабка согласилась за две его пенсии простить ему: сковороду - из которой уже два года ела собака, две кастрюли, которые без того уже были дырявыми и без ручек, а также молочный бидон, в котором бабка кипятила воду. В обмен она обещала терпеть его тренировки на ударной установке. Но, чтоб стучал он на ней в конце огорода и после захода солнца. Она, конечно, не могла предположить, какие последствия может иметь такое соглашение.
После первой же ночной репетиции полусонные соседи стали требовать объяснений у бабы Марфы. Она отправляла всех к мужу. А Кавун, закрывшись на погребе, мирно спал. И снилось деду, как сосед несёт ему литр водки и извиняется.
Этим же утром у бабки Марфы произошло событие, которое она приписала деду: у козы случился выкидыш. Безуспешно она разыскивала супруга весь день - Кавун затаился.
Вторая ночь для Кавуна выдалась напряжённой: кто-то из соседей выстрелил солью в его сторону. Листья деревьев задержали заряд, но неприятный осадок в душе остался.
Этой ночью к лаю охрипших соседских собак присоединились собаки других улиц. Похоже, вся станица вспоминала деда, так-так ему всю ночь икалось.
Днём Кавун затаился на старом месте. Но он понимал, что его скоро вычислят, и придётся менять дислокацию.
Ночью кто-то из соседей запустил в него камнем. Но даже оскорбления и всевозможные сравнения, что неслись со всех сторон, и наносили ему неизгладимый моральный ущерб, не остановили деда Кавуна.
Перед рассветом к Кавуну зашёл сосед, с которым был затеян спор. В руке он нёс литровую бутылку - как знак своего поражения.

Комментариев нет:

Отправить комментарий