пятница, 6 декабря 2013 г.

Александр Мецгер. "ВЫКУП".

В маленькой грязной комнате за засиженным мухами столом, на котором стояли два стакана, бутылка водки, открытая банка консервов и кусок хлеба, сидели два мужика. Даже невооруженным глазом было видно, что они братья. Оба худые, с длинными ногами и большими красными руками. Одного из них, что сидел справа от окна, звали Иваном, а другого, что напротив, – Митькой. И хотя оба были хромыми и сильно похожими, они все-таки отличались тем, что Иван при ходьбе подпрыгивал, а Митька приседал. Бутылка водки на столе была уже почти пустая, и можно было предположить, что разговор идет у них давно. Иван, как хозяин, разливал в стаканы по глотку. Дружно выдохнув, не чокаясь, они залпом выпивали, после чего занюхивали хлебом, закуривали и продолжали прерванный разговор. Хоть Иван и вел себя как хозяин, хата была не его, а своячницы, которая где-то училась и попросила его постеречь хату, пока ее нет.
По лицам братьев можно было определить, что разговор у них очень тяжелый и неприятный.
– Послушай, Иван, хоть ты мне по матери и сводный брат, но по отцу все ж таки родной, и поэтому я тебя люблю и хочу по-братски разделить добро, – уговаривал Митька.
– Не нужно мне это добро! – возмущался Иван. – Ты мне на уши лапшу не вешай, я человек образованный, не один год в школе сторожем работаю. По моим подсчетам, у нашего отца, хоть я и сильно сомневаюсь, что он наш отец, не осталось за душой ни копейки. Двадцать три раза был женат! Да у него бабы все высосали.
– А вот и нет, – возразил Митяй, ковыряя грязным пальцем в носу, – я, когда работал в милиции, видел у него сберкнижку.
– Так что ты предлагаешь?
– А давай его спрячем где-нибудь и потребуем выкуп у нынешней жены?
– Рискованно, хотя попробовать можно, – согласился Иван.
И Митяй стал подробно излагать свой план. Брат одобрительно кивал головой, соглашаясь с ним.
Поздно вечером дед Сердюк вышел по малой нужде во двор. Из-за забора к ничего не подозревавшему деду бросились две прихрамывающие тени и, набросив ему на голову фуфайку, потянули в огород. Дед понял, что по малой нужде ему уже не надо, и не стал сопротивляться. Почти волоком двое неизвестных затянули Сердюка в заброшенный сарай и, связав, бросили там. Эти события произошли в пятницу вечером, а уже рано утром в субботу Митяй на почте опускал конверт с письмом следующего содержания: «Уважаемая баба Маня! Пишут вам письмо чеченские террористы. Если вы хотите увидеть своего мужа живым и здоровым, то вам необходимо собрать пять тысяч рублей и положить на кладбище возле могилы Ивана Кочерги, что сгорел в позапрошлом году. С уважением, террористы».
До вторника братьям по бурьянам огородами приходилось носить деду еду и кормить его, так как руки у него были связаны. А чтобы он никого не узнал, ему были завязаны глаза. Дед пообещал, что не будет кричать, если ему будут наливать по стакану водки три раза в день. Раскошеливаться пришлось Ивану, потому что Митька нигде не работал. Но дед сдержал слово. Целыми днями он спал или пел песни.
Лишь во вторник вечером баба Маня получила послание от террористов. Перекрестившись, она радостно побежала к соседке.
– Представляешь,– рассказывала она, – я-то думала, что мой где-то запил, а его, оказывается, похитили террористы. Деньги требуют. Я бы им заплатила, но чтобы мои глаза больше его не видели.
На следующее утро вся станица знала, что деда Сердюка похитили террористы и требуют выкуп. Пришел участковый, повертел письмо и, почесав затылок, промолвил:
– Разберемся.
Иван заглянул к бабе Мане, как бы узнать, что случилось, и посочувствовать ей. Услышав, что баба не собирается выкупать мужа, сильно заволновался.
– Как же так, его же там убьют!
– Нехай убивают, у меня все равно денег нема, – заявила бабка Маня.
Призадумавшись, Иван предложил:
– А давай я тебе займу.
Баба хитро покосилась на Ивана.
– С чего это? Ты же всегда его не любил.
– Ну как же, – заволновался Иван, – живой же человек, да и еще и какой-никакой отец.
Пришлось Ивану продавать мотоцикл, а Митяю лодку, чтобы собрать нужную сумму для выкупа. Баба Маня, пересчитав деньги, как положено, при свидетелях написала расписку, но с одним условием: деньги она вернет только в том случае, если муж будет живой и невредимый.
На почте все были удивлены приходом Сердючки и ее странной просьбой продать ей штук тридцать газет подешевле. Вечером она со свертком, в который были завернуты деньги, отправилась на кладбище. Положила сверток на указанную могилку и, озираясь по сторонам, быстро засеменила обратно.
Еще с утра окруженный станичной ребятней в засаду отправился местный участковый. Уже через полчаса ребятам надоело наблюдать за сидевшим в кустах сирени милиционером, и шумной гурьбой они убежали на речку. Лейтенант Припрыжкин мужественно ждал встречи с террористами. «Если я их задержу, – размышлял он, – то, возможно, дадут звездочку, да и продвижение по службе обеспечено. После ухода Сердючки лейтенант сосредоточил все свое внимание на свертке с деньгами. В руке у него был зажат пистолет, хотя все в станице знали, что патронов в нем нет. За приятными размышлениями участковый не заметил, как начало темнеть. Уже через несколько минут в небе ярко светила луна, освещая ставшие вдруг таинственными и жуткими могилы. Из глубины кладбища появились две таинственные белые фигуры. Прихрамывая, они стали медленно приближаться к кустам, где сидел лейтенант. Нервы у милиционера не выдержали, и он, выскочив из засады, не разбирая дороги и прыгая через могилы, понесся в противоположную сторону.
. – Я же тебе говорил, что сработает, – сказало одно привидение другому, и, схватив сверток, оба двинулись к выходу.
– Все сработало, – довольно потирая руки, радовался Митяй.
Развязав деда, они на прощание даже налили ему стакан водки. Пошатываясь, Сердюк отправился домой.
В уже знакомой комнате Иван и Митяй развернули на столе сверток. В нем лежали аккуратно нарезанные газеты.
– Вот же зараза, – зло сплюнул Митяй, – обвела нас вокруг пальца. Что будем делать?
– А что тут поделаешь? Не скажешь ведь, что ты знаешь, что было в свертке. Сразу поймут, что это мы его прятали, – вздохнул Иван, – давай хоть по расписке получим свои деньги.
Рано утром они направились к дому деда Сердюка.
– А вот и террористы пришли, – обрадовался дед, когда их увидел, – вы что, думаете, я по голосам вас не узнал? А ну быстро отдавайте расписку и за моральный ущерб литру несите. А не то я к участковому! – пригрозил он. Иван со страхом представил, что будет, если участковый узнает, кто был свидетелем его позора, и молча протянул расписку. Дед тут же порвал ее. Иван хотел хоть как-то оправдаться:
Да мы просто пошутили.
– Да ладно уж, – махнул Сердюк рукой, – я хоть от старухи отдохнул. Да и кормили вы меня лучше. –Зла на вас не держу, но за водкой все же сходите – А как же с деньгами? – с надеждой спросил Митяй.
– А никак. Хочешь, пойди забери у старухи, но, кажется, она уже все потратила.
Опустив головы, тяжело вздыхая и прихрамывая, братья медленно поплелись к магазину.

Комментариев нет:

Отправить комментарий