пятница, 13 декабря 2013 г.

Александр Мецгер. "ВЕТЕРАН".

Начинало темнеть.

- Сейчас припрётся этот телок,- с ненавистью думала Елизавета о муже,- и, конечно, опять пьяный.
Безвольно присев на стул, она стала вспоминать, как после войны радостно встречала Егора на вокзале. А он – с орденами, красивый, высокий – подхватил ее, как пушинку, на руки.
Жили они дружно. Родился сын, потом дочь. Незаметно дети выросли. Сын, отслужив срочную службу, остался в армии. Дочь вышла замуж и с мужем жила у них. Родились внуки, и, кажется, все было хорошо, но началась перестройка, и зять с дочерью, забрав внуков, уехали за границу. Остались Елизавета с Егором одни. Образовавшаяся пустота не только в доме, но и в душе Елизаветы сделали ее раздражительной и нетерпимой. За каждую мелочь она стала обвинять Егора, и, вроде бы не было причины, но возненавидела она его. Все в муже вызывало у нее недовольство. Если бы не его большая пенсия и не льготы, давно б выгнала. А тут еще в последнее время Егор стал неизвестно куда уходить. Как уйдет с утра – и только вечером появляется. Пока мужа нет, у Елизаветы накапливается злость, которую она с яростью выплескивает на него. Егор же в основном отмалчивается и по – дурацки улыбается, что еще больше злит жену. Сколько раз она ему говорила, чтобы сходил в ЖКХ и потребовал как ветеран, чтобы ему сделали ремонт квартиры. Один раз он, надев свои «побрякушки»(так она называла его награды), сказал, что пойдет в ЖКХ, а сам где-то прошлялся и явился домой поздно, да еще и навеселе Егор что-то пытался ей рассказать, но Елизавета не дала вымолвить ему ни слова и, накричав, отослала спать. А недавно она обнаружила у мужа на руке широко рекламируемый циркониевый браслет для нормализации давления. От возмущения, у Елизаветы чуть не перехватило дыхание.
- Как это так? Значит, о своем здоровье ты печешься, а я подыхай, как знаешь?
И она закатила мужу такой скандал, что он вынужден, был молча снять браслет и отдать ей. Если говорить честно, браслет ей и не нужен был, но ради принципа…
Когда-то Егор взлетал, словно на крыльях, на третий этаж. Но теперь подниматься становилось все трудней. При каждом шаге медали позвякивали, но уже не вызывали чувства гордости , их тяжесть только затрудняла подъем. Останавливаясь передохнуть в очередной раз, Егор стал вспоминать прошедший день и встречу с боевыми друзьями. Они удивились, когда не увидели на его руке браслет, ими недавно подаренный. Пришлось соврать, что в спешке забыл надеть. Егору приятно, что друзья заботятся о нем. С ними было ему легко, просто, и время пролетело незаметно. Вспоминали, как выходили из окружения, неся по очереди раненого командира, как Егор подбил свой первый вражеский танк, и как обмывали его первый орден.
Небольшая передышка прибавила Егору сил, он снова стал подниматься по лестнице. Мысль о том, что идти домой и встречаться с женой, портила ему настроение, хотя Егор и жалел Елизавету. Перенести разлуку с детьми и внуками нелегко. На старости лет остаться без опоры. Пусть покричит, вот и от сердца отойдет – легче станет. «А в общем, она несчастная женщина»,- подытожил он.
С каждым пройденным шагом виски у него сдавливало все сильнее, ломило затылок. «Скорее бы дойти и лечь»,- думал он.
Сейчас это было его единственным желанием. Пошатываясь, будто пьяный, Егор позвонил в квартиру. Глаза застилал туман. Елизавета открыла дверь и увидела на пороге качающегося мужа с виноватой улыбкой на лице.
- Что, нажрался?- в сердцах крикнула она и, схватив Егора за плечо, втолкнула в комнату. К ее удивлению, муж легко поддался и, зазвенев медалями, рухнул на пол.
- Ну вот, еще я должна тащить его на кровать?- возмутилась Елизавета. Отодвинув его в сторону, она закрыла дверь и пробурчала:- Проспишься, сам приползешь.
Утром Елизавета обнаружила, что Егор по- прежнему лежит перед дверью. Она попыталась растолкать его. Егор не шевелился.

Комментариев нет:

Отправить комментарий