среда, 27 ноября 2013 г.

Игорь Вайсман. "АРИФМЕТИКА ДЕМОКРАТИИ".

Воспоминания очевидца с расчетами автора.

В городе событие — победила демократия. »Сброшено ярмо тоталитаризма, десятилетиями душившее свободу», -как выразился глава городской Администрации, бывший секретарь Горкома.
По этому поводу горожане вырядились по-праздничному. Тетки и бабки вывалили на улицу и торгуют где попало и чем попало.Бывшие вожди партии и комсомола в большом напряжении сил — ищут себя в новых реалиях. Милиция в некоторой растерянности.Бандиты подняты в ружье.Подростки ходят расхлябанной походкой и всюду плюют шелуху от семечек — они теперь «свободные личности» и у каждого, между прочим, есть «собственное мнение».
А вот и выборы депутатов в Городской Совет подоспели’.Какая же демократия без выборов!?
В доме по улице товарища Крупской, старой пятиэтажке — «хрущевке» (как впрочем и по всему городу) жильцы должны сделать свой свободный выбор из двух кандидатов. Первый — лицо известное — некто Заглотов(в узких кругах Толян, в более широких Пахан). Он достоин Книги рекордов Гиннеса, так как в невиданно короткие сроки после объявления свободы предпринимательства, сколотил состояние :первым в городе купил два 600-тых «Мерседеса», один белый, другой черный;отгрохал себе офис, да такой, что бывшие партайные боссы рыдали целую неделю;построил виллу за городом в лучших традициях; виллу на Кипре, виллу в Испании и все такое прочее.А второй кандидат(вот смеху то!) -какой-то профессор, член, да еще корреспондент.. .Ни тебе Книги Гиннеса, ни виллы, ни «Мерседеса», ни хрена’.Ездит на каком-то допотопном «Москвиче ».Пацаны разрисовали все его листовки и написали на них: «Хрен тебе в задницу!»
— Голосуйте за меня! — твердо и увесисто, как кулаком в морду, сказал Заглотов,-Я сделаю всех богатыми! Сам разбогател и вас обогащу! Нам Штаты скоро завидовать будут.
А профессор начал что-то долго и нудно рассказывать про какие-то «высокие технологии» , «информационное общество» и еще какой-то бред.Народ его послушал, махнул рукой и разошелся.
— Ну что, сосед, за кого голосовать пойдешь? Поди за профессора, гы-гы-гы! -обратился к соседу по лестничной клетке нигде, давно и успешно не работающий господин Шкаликов. Его ирония была понятна — тот, к кому он обратился, некто Книжкин, слыл в доме «белой вороной». Он работал в каком-то институте, ходил всегда в одном и том-же костюме, сохранившимся видно с молодых лет, и у него были частые скандалы с женой.
— А Вы. конечно, за этого бандита? -ответил вопросом на вопрос Книжкин и захлопнул свою дверь.
-Козел ты, так тебя и твою мать! — выругался Шкаликов и пнул соседскую дверь.
В день выборов в квартире Шкаликовых царило праздничное оживление.Утром проснувшемуся мужу дорогая супруга преподнесла кружку с только что поспевшим первачем.
-Живем! — обрадовался глава семьи и в предвкушении скорой богатой жизни засобирал¬
ся на избирательный участок.
А в квартире Книжкина праздником не пахло давно. Жена утром заявила, что уйдет от «этого голодранца», если он не начнет зарабатывать, как все нормальные мужчины.Книжкин поскорей одел свой костюм и, даже не выпив чаю, побежал на выборы от греха подальше.
По окончании церемонии свободного волеизъявления запах первача распространился по всему дому по улице товарища Крупской.Праздник! И какой праздник! Скоро все будут жить богаче американцев! Ну как тут не выпить’.Захмелевшие свободные граждане свободной страны пели песни, кричали «Ура!»,»а проходя мимо квартиры Книжкина, пинали дверь ногой, а затем стали на нее мочиться, приговаривая: «это тебе от члена, а это от корреспондента!»
-Позвольте,-скажет внимательный читатель,-а где обещанная арифметика?При чем тут какой-то Книжкин и какой-то Шкаликов?Мало того, что нас власти постоянно обманывают, так и писатель туда-же! Где арифметика, графоман хренов!
-Я ничего не забыл. Извольте — вот и арифметика!
В вышеобозначенном доме по улице товарища Крупской восемьдесят квартир.В десяти из них живут собутыльники Шкаликова. Еще в двадцати квартирах обитают его кореша, пьют не каждый день и даже работают, но Шкаликова уважают как нормального мужика. В большинстве остальных квартир живут люди, которые здороваются со Шкаликовым. спрашивают как дела, а к Книжкину относятся пренебрежительно.
Всем этим жильцам по душе пришелся Заглотов и они отдали свои голоса ему. За профессора же, кроме Книжкина, проголосовата одна одинокая бабка.Говорят, бывшая блокадница из Питера(зачем сюда переехала — никто не знает).Она жила затворницей и лишь по вечерам,
когда двор пустел, выгуливала собачку.
За профессора обязательно проголосовал бы и инженер Горемыкин, да не дожил до этого светлого дня — повесился.А в его однокомнатную квартиру на первом этаже вселилось многочисленное семейство господ Кислушкиных, которые дружно проголосовали за Толяна-Пахана.
В этом доме осталось еще около десятка квартир, в которых жили пенсионеры. Эти заявили, что ни в какую демократию не верят и на выборы не пойдут. • X
Теперь суммируем результаты выборов по данному дому. Хотя, чего тут суммировать! И так все ясно! — победа Заглотова с разгромным счетом.
Далее, умножая полученный результат на количество квартир на избирательном участке, где баллотировались Заглотов и профессоре ситуация в других домах и на других улицах примерно такая-же или отличающаяся, но не намного), получаем картину фантастической победы Толяна-Пахана на выборах в Городской Совет.
Кому всей этой арифметики мало, может продолжить подсчеты в глобальном масштабе. Допустим, Пахан и профессор баллотируются в президента страны. Умножайте полученную пропорцию на число избирателей в городах и весях.Даже с учетом поправки на статистическую погрешность и с учетом того, что университетские и Академгородки проголо -суют за профессора, победа Заглотова не вызывает сомнений.Вот такая арифметика демократии!
Ги де Мопассан называл демократию властью дураков, по причине того, что дураков больше, чем умных, а голоса тех и других уравнены.Но наши политические лидеры не обращают внимания на выводы классика. «Это у них, во Франции дураков больше, а у нас больше умных»,-убежденно заявляют они.












Комментариев нет:

Отправить комментарий