пятница, 29 ноября 2013 г.

Аполлинария Батюшкина. "СВЯТОЧНЫЙ ГРИНДЕРС".

В зимнюю лунную ночь, когда на небе ни облачка и звёзды блистают ярче начищенных сковородок, нередко хочется забыть о прошлом, не думать о будущем и, глядя на золотистый блинчик луны, погрузиться глубоко-глубоко в себя. Разумеется, если это – не святочная ночь… Вот тут-то мы и задумываемся чуть ли не всерьёз о том «будет, или не будет?», и вновь громогласно напоминает о себе непреодолимое желание знать своё будущее. Способов его удовлетворения, как известно, придумано множество, но мы с Маринкой выбрали самый, как нам показалось, прикольный – гадание на летающих тапочках.
Не обязательно, конечно, было брать для этого тапочки (к тому же Маринка почему-то решила, что они плоховато летают), так что мы остановились на моих гриндерсах, настоящих со стальной вставкой. Гриндерсы были почти новые и ужасно дорогие, так что невидимые кошки ещё долго и с большим энтузиазмом точили ногти о мою душу.
- А что, если они в помойку улетят? – цепляясь за последнюю соломинку, с надеждой спрашивала я.
- Не улетят, - отмахивалась Маринка, - мы с другой стороны закинем. Зато у них подошва рифленая, след будет – отпад полный! Да мы по такому следу не только год замужества узнаем, но и дату развода…
Я тяжело вздохнула, накинула пуховик и, скрепя сердце, взяла в руки гриндерс.  Наверное, Маринка была права: он тяжёлый, летать должен клёво, к тому же, действительно, не пляжными же шлёпанцами кидаться (они лёгкие, светлые, - ухнут в сугроб, и поминай, как звали).
Наконец-то мы вышли на лоджию, крепкий январский мороз мгновенно вцепился в нос и щёки, раскаляя их докрасна. На улице было довольно темно и тихо, только свет в некоторых окнах, разноголосый смех из соседнего переулка и громкая музыка со второго этажа напоминали о том, что в этом городе всё-таки есть живые люди.
- Ну же, не дрейфь, Лёсик! – подстрекала подруга. – Кидай скорее, и пойдём откапывать!
И я решилась. Набрала полную грудь ледяного воздуха, зажмурилась хорошенько и, резко выпустив воздух обратно, ка-а-ак швыранула…
- Ва-а-ау, - услышала я не в меру восхищенный и удивлённый голос Маринки. – Ну, ты стрелок! Я бы честно, никогда до такого не додумалась…
Я осторожно открыла глаза и с любопытством перекинулась через перила, но ни в одном из сугробов, ни даже на дереве любимого гриндерса не обнаружила… Тогда мой взгляд настороженно скользнул по козырьку подъезда и… остановился на противоположной лоджии второго этажа, в решетке которой, ритмично покачивая шнурками в такт исполняемой Глюк;;zой «Невесты», невыразительным монументом застрял мой гриндерс. Застрял, по-видимому,  крепко (стальным носком) и, видимо, надолго.
- Я буду вместо, вместо, вместо неё… - пропела Маринка, - тебе ни кажется, что это знак?
Я рассеянно пожала плечами. Дело в том, что эта лоджия принадлежала не кому ни будь, а ЕМУ, Алексу, сногсшибательному блондину с нашей параллели, по которому сохли все, кто ни сох по Леонардо де Каприо (по Леонардо де Каприо сохла только Маринка, отсюда  соответственно и вывод…).
- Но я не специально, - рассеянно выдавила я.
- Да ладно тебе! – не поверила Маринка. - Теперь главное действовать!
- Ещё чего! – возмутилась я. – Никогда в жизни не бегала за парнями!!!
- Ты имела в виду гриндерсы?
- Я имела в виду ПАРНЕЙ!!!
- Да ладно, не дрейфь, Лёсик! – повторила свою коронную фразу Маринка и настойчиво вытолкала меня в подъезд. – Всё будет О.К., вот увидишь!
Щёлкнул замок, и все мои попытки достучаться до Маринки (и в прямом и в переносном смысле) встречали упорный отказ:
- Без гриндерса не возвращайся!
Я и не собиралась возвращаться без гриндерса, но и особого желания тащиться к  Алексу во втором часу ночи не чувствовала. Тем не менее, через пять минут  уже стояла этажом ниже и надавливала кнопку звонка. Может быть, звонок был слишком громкий, может быть, в подъезде было слишком тихо – не знаю, но всё во мне как будто оборвалось, и сердце как будто упало в глубокую-глубокую пропасть. Я задрожала, сама не зная отчего, и, услышав приближающиеся шаги, вдруг с ужасом поняла, что даже не придумала, что сказать… Я ожидала увидеть Алекса, но на пороге появился совершенно незнакомый парень, очень красивый: смуглолицый, темноволосый…
- Я что, такая смешная?! – не выдержала я его пронзительно весёлого взгляда и  заразительной улыбки.
-  Игорь, - представился он и протянул руку.
- Лена, - немного смутилась я и протянула свою.
- Зайдёшь?
- Нет, я…
- Хто ето та-а-м? – я услышала пьяный голос Алекса, который секундой позже выглянул из комнаты в совершенно неприглядном виде, весь какой-то лохматый, помятый с бутылкой пива в руках. И тут до меня, наконец, дошло (как же долго, чёрт возьми, до меня доходило!), что я совсем (даже ни капельки) его не люблю, и всё что я чувствовала – это не больше, чем наваждение, просто слепое проявление массового помешательства.
- А-а-а, Лёсик! – от «радости» он даже уронил бутылку. – Айда х нам.  У на-а-ас тут та-а-ак хлёво! Ой! – он икнул, поскользнулся на пролитом пиве, бестолково замахал руками и, потерпев полное фиаско в попытке ухватиться за косяк, как неуклюжий мешок с картошкой, шмякнулся навзничь.
- Ой, чуваки, он, кажется, коньки отбросил! – прогнусавила какая-то девчонка.
- Не боись, сейчас исправим! – ответил какой-то парень, и несколько рук ловко втащили незадачливого блондина обратно в комнату.
- Вообще-то я за гриндерсом, - как ни в чём не бывало улыбнулась я. Брюнет вопросительно поднял брови, и мне пришлось вкратце изложить ему наше с Маринкой недавнее приключение.
- Ну и ну! – усмехнулся он и уже хотел направиться на выручку моей собственности… - Ты не обращай внимания, ладно, у него иногда бывает. Я не пью, так что мне в принципе наплевать (мало ли, чем маленький братик балуется)…
- Так ты ему брат?! – искренне удивилась я.
- Двоюродный из Москвы, - ослепительно улыбнулся Игорь и скрылся в тёмном проёме соседней комнаты…
- Вот так всегда! Полный облом! – с досадой подумала я, - значит, он из другого города, и, значит, мне ничего не светит…
- Excise me, please!  Заминочка вышла, - из комнаты с неизменной улыбкой опять появился Игорь. – Крутая фирма, но застревания в решётке, очевидно, не предусмотрела. Короче, я его вниз вытолкнул. Нужно теперь под балконом искать.
- А-а-а, - рассеянно промычала я, - ну тогда я, пожалуй, пойду.
Я глупо улыбнулась и развернулась к лестнице.
- Погоди, а меня, значит, ждать не надо?! – обиженно поинтересовался Игорь и ловко зашнуровал свои… гриндерсы, почти такие же, как у меня, только на три размера больше.
- В них на доске гонять прикольно, - немного подумав, прокомментировала я.
- А, так значит, мы тоже экстрималы?! – улыбнулся Игорь и захлопнул дверь.
- Ну, так…маленько, - смутилась я, - только у нас особо не разгонишься: дороги – жуть, а больше, в общем-то, негде.
- А ты в Москву приезжай.
- Ага, обязательно, - пробормотала я. – Приеду покорять ваши спортивные комплексы.
- И их в том числе! Только поступи для начала куда-нибудь.
- Куда?! – я уже начинала злиться.
- Да хоть в МГУ  на журналистику!
- Да я и в ОмГУ неплохо устроюсь, - отмахивалась я. – У вас там такие конкурсы, что никаким мозгом не прошибёшь!
- Ну, я же прошиб! – не отступался Игорь. – Хочешь,  тебя порекомендую?! У меня с деканом отличные отношения…
- Да с чего ты вообще взял, что меня прельщает карьера журналиста?! –  удивилась я - По глазам вижу, - пожал плечами парень.
- Ты  телепат?! – начинала подозревать я.
- Нет, но по глазам вижу. Интуиция.
- Ну и ну, - я тоже пожала плечами. – А вот и гриндерс! Носком к подъезду… МАРИНКА!!!
- Чего?! – через несколько секунд на балконе объявилась Маринка, окинула нас заинтересованным взглядом и хитренько улыбнулась.
- Носком к подъезду! – повторила я.
- Ага! То есть к крылечку, – уточнила Маринка и сгоняла за журналом. – Это к свадьбе! К скорой!!!
- Вау, а меня пригласишь? – улыбаясь, насмешливо- таинственным голосом спросил Игорь.
- Обязательно! В качестве жениха! – не менее насмешливо выпалила я, кокетливо схватила любимый гриндерс и, шлёпая застывшими тапочками,  скрылась в подъезде.
- Я… это…за тобой зайду завтра! – рассеянно  крикнул Игорь вдогонку.
- Только не слишком рано! – с трудом подавляя смех, ответила я. – У нас ещё вызывание духов по плану и гадание на расплавленном воске!!!
Щёлкнул замок, и на площадку выскочила Маринка.
- Давай скорее рассказывай! – сгорая от любопытства, прощебетала подруга и нетерпеливо втащила меня в квартиру.
Ну, я и рассказала…
А что, если и впрямь серьёзно задуматься о журналистике?

Комментариев нет:

Отправить комментарий