четверг, 28 ноября 2013 г.

Александр Мецгер. "ЛИШНИЕ ЛЮДИ".

Тёплый порыжевший сентябрь напоминал, что наступила осень, и приглашал порадоваться последним погожим дням. Под раскидистой вишней сидел не старый еще человек. Но уставший, судя по опущенным плечам и согнутой спине, а также глубоким морщинам на лице.
Его одинокая фигура, в старенькой одежде, вызывала жалость. Безропотно ожидая неумолимую зиму, всем своим видом он, как бы, подчёркивал уже наступившую осень.
Сергей Иванович Колобов, недавно ушедший на пенсию, сидел, погрузившись в невесёлые мысли. Похороны любимой жены Ольги сделали его жизнь пустой и безрадостной. А вечные попрёки сына, унижения со стороны невестки, сделали её вообще невыносимой. Единственное, ради чего ему ещё хотелось жить, была внучка Танюшка. Только она его любила и жалела.
- Что произошло? - задавал себе не раз вопрос Сергей Иванович,- почему его родной сын стал относиться к нему, как к врагу? Где же мы его упустили?
Как-т о, ещё до армии, сын пришёл домой пьяный и затеял скандал. Мать пыталась пристыдить его, но он, скривив гримасу, презрительно выплеснул ей в лицо фразу, от которой впервые у матери случился сердечный приступ.
- Что вы за родители?- кричал он,- вы обязаны построить мне дом, купить машину и обеспечить хорошей работой. А чего вы добились за свою жизнь? Посмотрите, как живут другие?
- Но я никогда не воровал, как эти другие,- возразил Сергей Иванович.
- Ну и дурак! - зло отрезал сын.

Сергей Иванович стал вспоминать, как они с женой радовались рождению сына. Наследника решили назвать Владимиром+ Сергей Иванович теперь ходил по станице с гордо поднятой головой. Каждое желание сынишки было для него законом.
- Я в детстве ничего не видел, так пусть хоть сын не знает нужды,- говорил он Ольге, когда она в очередной раз с укором качала головой.
Когда Володька подрос, то стал воспринимать любовь родителей, как унизительную необходимость. Если его просьбы не выполнялись, он начинал высмеивать отца в присутствии своих друзей. Лишь при матери он сдерживал свои эмоции.
Окончив школу на тройки, Владимир не захотел дальше учиться.
- Погуляю до армии,- заявил он,- а там видно будет.
Проводы сына в армию Сергею Ивановичу обошлись в копеечку. На них Владимир пригласил всех своих друзей и одноклассников. Чтобы ежемесячно высылать ему посылки и деньги, пришлось идти подрабатывать, вечерами и в выходные.
В письмах Владимир просил у родителей прощения за свои поступки и обещал, когда вернётся, заботиться о них. Только сейчас ему нужны деньги, чтобы выжить там.
Настал день, когда, возмужавший Владимир, вернулся домой. Он обнял отца, мать+ и с этого же дня начались его пьянки. Целыми днями он спал, а вечерами уходил к друзьям. Приходил под утро, пьяный.
- Всё будет путём,- говорил он матери,- могу же я после армии отдохнуть.
Отдых растянулся на полгода.
Однажды Владимир привёл домой девушку.
- Может, теперь возьмется за ум?- облегчённо вздохнула Ольга.
И, действительно, Владимир устроился на работу, стал реже выпивать.
- Ох, и невесту нашёл себе ваш сынок,- качали головами соседки, она же и Крым, и Рим прошла.
Вся в свою мать.
- Сын говорит, что из таких хорошие жёны получаются,- как бы успокаивая себя, отвечала Ольга.
Не прошло и месяца с того разговора, как Владимир заявил, что хочет жениться. Сергей Иванович был готов к этому. Свадьбу решили сыграть на подворье жениха. На этом настояли сваты.
- В одном месте отгуляем, и расходов будет меньше,- заявил отец невесты.
Сергей Иванович согласился, не предвидя, какие вызовет это последствия. Все расходы на свадьбу легли на плечи Сергея Ивановича и Ольги. Три дня длилась свадьба и ещё неделю гости приходили опохмеляться. Сергей Иванович и не предполагал, сколько родственников у его сватов. Наверное, не было человека в станице, который бы не побывал на свадьбе у его сына.
На подаренные гостями деньги молодожёны решили поехать отдыхать на море, а Сергею Ивановичу предстояло с женой ликвидировать последствия затяжной попойки. Все долги легли на его плечи. Родители невесты подняли его на смех, когда он заикнулся о деньгах, и обозвали его жмотом.
- Давай поселим молодых в доме, а сами перейдём в кухоньку?- предложила Ольга, когда молодые вернулись с моря,- у них будут дети, им понадобится много места. А нам и кухоньки хватит.
Сергей Иванович, тяжело вздохнув, согласился. Молодожёны с радостью восприняли эту весть и в тот же день переселили родителей. Теперь все питались на кухне. Деньги на продукты и коммунальные услуги Ольга запретила брать с молодых.
- Пусть поживут в своё удовольствие,- заявила она.
Также она стирала им и убирала у них в доме.
Это произошло осенью. Сергей Иванович с женой решили сделать подарок на день рождения невестки. Ольга долго решала, что бы ей подарить и, в конце концов, выбрала кофточку. За два дня до праздника, Владимир подошёл к матери и спросил:
- Ты приготовишь на стол?
- Конечно, сынок,- обрадовалась мать предложению сына.
До этого он не разговаривал с ней из-за того, что мать намекнула ему, что неплохо бы его жене вставать пораньше и помогать по хозяйству, а не спать до обеда.
Два дня она готовила и вычищала дом, а Сергей Иванович ходил в магазин за покупками.
В день, когда должны были приехать гости, Владимир зашёл в кухню и предупредил:
- Вы бы не показывались во дворе, когда гости приедут. У нас своя компания, свои разговоры, а вы их будете стеснять.
- Конечно, конечно,- засуетилась мать,- гуляйте, мы вам мешать не будем. Вы молодые, что там нам старикам делать? А посуду я потом перемою. Вот, возьми от нас подарок передай,- и Ольга протянула сыну розовую кофточку.
- Передам,- кивнул головой Владимир и пошёл встречать гостей.
Сергей Иванович смотрел телевизор, когда Ольга, схватившись за сердце, отошла от окна.
- Что с тобой?- обеспокоенно проговорил Сергей Иванович и бросился к жене.
- Ничего,- прошептала она и присела на диван. Это был второй её сердечный приступ.
А за окном, Владимир приглашал зайти в дом родителей Анны. Он что-то весело им рассказывал и суетливо бегал вокруг, угодливо предлагая свои услуги. Сергей Иванович всё понял без слов.
- Может, их и не приглашали, а они сами пришли,- проговорил он, чтоб хоть как-то успокоить супругу.
Почти до утра из дома доносились весёлые крики и музыка. Несколько раз Владимир с тестем выходили курить и сват, изрядно подпитый, учил зятя, как нужно жить. Владимир, как дворняжка, заглядывая ему в глаза, поддакивал и кивал головой. Рано утром мать ушла в дом мыть посуду, а Сергей Иванович отправился на работу.
С рождением внучки всё изменилось. Ольга и днём, и ночью не отходила от маленькой Танюшки.
Когда Анна перестала кормить малышку грудью, то и совсем забрали её в кухню. Теперь Сергей Иванович, по очереди с женой, вставал менять пеленки и укачивать внучку. Но это их не пугало, а наоборот, придало смысл их жизни. Всю свою любовь они отдавали Танюшке. Грубость сына и презрительное отношение невестки их уже не раздражали. Наоборот, они всячески пытались им угодить, лишь бы они не надумали отобрать у них ребёнка.
Однажды, Ольга случайно услышала разговор невестки со своей матерью:
- Я так устаю с ребёнком, ночами не сплю. А его родители хоть бы раз помогли.
Не стерпела Ольга и стала стыдить невестку:
- Да как же тебе не стыдно? Ты же к ребёнку и не знаешь, с какого боку подойти.
Позже Ольга сильно пожалела, что вмешалась в разговор. Анна забрала ребёнка и сказала, что больше она его не увидит. Целую неделю Ольга простояла ночами под окнами дома, пытаясь разбудить Анну к плачущей Танюшке. Через неделю она, склонив голову, попросила у Анны прощения.
Анна, скривив губы, разрешила и дальше нянчить ребёнка. За эти дни, она и сама вымучилась и не знала, как примириться со свекровью. Тогда-то и прихватил Ольгу очередной сердечный приступ.
Сергей Иванович, снова и снова, до мельчайших подробностей вспоминал свою жизнь. Вот они с Ольгой собираются вести внучку в первый класс.
- Сидите дома,- процедила Анна и с Владимиром повели Танюшку в школу, на праздник. Пока их не было дома, Ольга тайком вытирала слёзы, а Сергей Иванович со стороны наблюдал за школой. Он не хотел, чтобы его заметила невестка или сын. Когда он вернулся, то застал жену с сердечным приступом.
Теперь Танюшка приходила в кухню только делать уроки и кушать. В доме ей выделили отдельную комнату. Каждую свободную минуту Сергей Иванович старался провести с внучкой. Они гуляли по парку, а он рассказывал ей о своей жизни. Вместе они придумывали сказки. Им вдвоём было легко и весело. А в это время Ольга готовила обед и с нетерпением их поджидала.
Случилось это поздней осенью, по какой-то иронии судьбы, все неприятности выпадали ему именно на это время года. Анна разругалась с Владимиром и, забрав Танюшку, ушла к родителям.
Целую неделю, пока не было внучки, Ольга проплакала, а Владимир был в запое.
С утра он уходил опохмеляться, а вечером, в лучшем случае, приползал домой. Чаще его привозили. Как-то, проспав до вечера, он явился в кухню и стал требовать деньги на водку. Ольга пыталась его пристыдить, и тут Владимира словно прорвало:
- Это ты, старая ведьма, виновата, что от меня ушла жена,- кричал он,- думаете, я не вижу, как вы настраиваете дочку против нас? Да если бы не вы+
- Замолчи,- не сдержался Сергей Иванович,- как ты смеешь так на мать говорить.
- А ты вообще заткнись, пока я тебе рога не скрутил, старый ублюдок. Всю жизнь прошлялся, а я голодный и в обносках ходил.
- Какая же ты неблагодарная сволочь!- вспылил Сергей Иванович и у него сжались кулаки.
- Ах, ты, гнида!- взревел Владимир и, размахнувшись бросился на Сергея Ивановича.
- Перестаньте!- крикнула Ольга и бросилась между отцом и сыном.
Кулак, предназначенный Сергею Ивановичу, попал в висок Ольги. Вскрикнув, она медленно опустилась на пол.
Сергей Иванович бросился к ней. Владимир, вмиг протрезвевший и перепуганный, наклонился над матерью:
- Мамочка, мамочка, прости, я не хотел,- повторял он.
Скорая помощь, забрала Ольгу в больницу. Там, не приходя в сознание, она скончалась.
Когда вернулась Анна с внучкой, Сергей Иванович не помнил. Все эти дни он ходил, как в тумане.
Даже, Танюшка, теребившая его за руку, и требовавшая ответить ей: "Где бабушка?", - не смогла вывести его из этого состояния.
Врачи констатировали смерть от сердечного приступа. Про то, что сын ударил мать, промолчал и Сергей Иванович, и Владимир.
Заботу о похоронах взяли на себя родители Анны и сердобольный сват, в течение недели, приходил с выпивкой к Сергею Ивановичу. В пьяных разговорах, ему запомнилось лишь, как сват его убеждал переписать дом на молодых.
- Много ли нам жить осталось,- твердил он,- завтра-послезавтра помрёшь, а детям потом с оформлениями документов мучаться.
Каким - то краем сознания, Сергей Иванович понимал, что неспроста его спаивают, но ничего не мог с собой поделать. Водка будто заглушала боль, но ненадолго.
Сергей Иванович решил взять себя в руки. Стыдно было перед внучкой, ходить небритому и пьяному.
- Ольге это не понравилось бы,- думал он.
Теперь, когда готовить и стирать приходилось Анне, Сергею Ивановичу совсем не стало места в кухне. Ему отделили угол, куда поставили кровать и прикрыли ее раздвижной шторой. Разговаривали с ним только тогда, когда ему приходила пенсия. Ему оставляли тысячу рублей на мелкие расходы. Большую часть этих денег Сергей Иванович тратил на гостинцы внучке. Они вместе шли в магазин и Танюшка, счастливая и радостная, показывала на сладости, которые не так часто видела. Потом они сидели в парке, на лавочке, и в эти моменты Сергей Иванович чувствовал себя самым счастливым человеком.
Как - то соседка попросила Сергея Ивановича починить ей крыльцо. В тот же день, вооружившись инструментом, он пошёл к ней. Соседка покормила соседа, налила две стопки и дала ещё бутылку на дорогу. В следующий раз его пригласила другая вдовушка. Здесь ему ещё деньги дали. Так Сергей Иванович стал подрабатывать. Теперь он был, как говорится, и сыт, и пьян. Одна из вдовушек предложила даже Сергею Ивановичу перейти к нему жить. От такого предложения Сергей Иванович немедленно отказался.
- Как же я могу предать память об Ольге?- возмутился он,- и Танюшку мне тогда не дадут видеть.
Не мог он предположить, что сын с невесткой только и ждут, чтоб он со двора ушёл.
Вечерами, когда Сергей Иванович оставался один, к нему прибегала Танюшка и с увлечением рассказывала о школьных новостях. А Сергей Иванович ждал момента, чтобы обрадовать внучку очередным подарком+
Тяжело вздохнув, Сергей Иванович тряхнул головой, как бы отбрасывая тяжёлые воспоминания,и направился за инструментом в сарай. Сегодня он обещал одной одинокой старушке подлатать крышу. Старушка щедро расплатилась с мастером и на дорожку ещё дала поллитровку.
Вечером Владимир застал отца, когда тот, в своём уголке, собирался скромно поужинать. Увидев бутылку, сын стал обзывать Сергея Ивановича алкашом и пообещал выгнать его со двора или отправить на лечение в психушку. Сергей Иванович не сразу понял, что Владимир пьяный и лишь когда он стал требовать, чтобы тот отписал ему дом, наконец, понял причину его прихода.
- Тогда ты меня точно выгонишь из дома,- возмутился он,- ты мать загнал в могилу. Теперь от меня хочешь избавиться?
У Владимира глаза налились кровью. Подскочив к отцу, он схватил его за грудки:
- Это ты мать своими гульками угробил,- прошипел он,- всю жизнь от неё тягался. Думаешь, я не знаю?
В это время дверь кухни открылась и зашла Танюшка.
- Папа, папа!- закричала она,- отпусти дедушку!
Владимир оттолкнул от себя Сергея Ивановича, грязно заматерился и вышел из кухни, громко хлопнув дверью. Танюшка стала успокаивать Сергея Ивановича:
- Не волнуйся, дедушка, вот я скоро вырасту, выйду замуж и заберу тебя с собой. И никто, и никогда не будет больше на тебя кричать.
- Спасибо Танюшка,- вздохнул Сергей Иванович,- меня и так никто не обижает. Это просто папа твой немного выпил.
Распахнулась дверь и в комнату влетела Анна.
- Пошли немедленно домой!- закричала она на Танюшку,- дед тебя не любит, не хочет дом на нас переписывать. Смотри, он по старушкам ходит, ещё заразит тебя какой-нибудь болезнью,- и она потянула дочку из кухни.
Сергей Иванович не помнил, как выпил сначала одну бутылку, потом, достав припрятанную, начал и её. Проснулся он от страшной жажды и головной боли. С трудом поднявшись, допил из начатой бутылки и снова провалился в небытие.
Третий день Сергей Иванович не выходил из запоя, никто из родных не мог понять, откуда он берёт спиртное. А Сергей Иванович по ночам, пока все спали, ходил к сердобольной соседке. Деньги у него были, да она и в долг ему никогда не отказывала.
На четвёртый день у Владимира кончилось терпение.
- Что мне с ним делать? Когда он пить прекратит? Вот отвезу его в дом пасечника на неделю, там быстро протрезвеет.
Дом пасечника находился в пятнадцати километрах от села. Когда-то в нём жил пасечник, потом он уехал и дом остался пустой. Этим воспользовались местные пчеловоды. Весной они вывозили свои ульи в поле и жили в заброшенном доме до глубокой осени. Как раз, в это время дом был уже пустой. Пчеловоды, как могли, поддерживали порядок во временном жилище. Были здесь и печка, и стол, и кровать. Даже охотники, зимой, не брезговали этим временным пристанищем, чтобы погреться, поэтому можно было здесь найти и дрова, и соль, и даже чай.
- Ну и отвези,- ответила Анна,- только еды положи, а то помрёт с голода, а нас обвинят.
- Не подохнет,- сплюнул Владимир,- четвёртый день не ест, только пьёт. Протрезвеет, проголодается, сам придёт.
В тот же день, погрузив Сергея Ивановича в машину, Владимир отвёз отца в заброшенный дом, оставив ему бутыль с водой, спички и булку хлеба.
На следующий день Танюшка забеспокоилась:
- А где дедушка?
- В гости уехал,- ответила Анна,- скоро вернётся.
Ещё через день начался дождь, который не прекращался две недели.
- Ты бы съездил, узнал, что с отцом,- забеспокоилась уже Анна.
- Я, что, пешком туда пойду?- возмутился Владимир,- туда сейчас даже трактор не доедет.
- Может с ним что случилось?- не унималась Анна,- ты ему хоть продукты положил, что я наготовила?
- Что с ним случится? Не помрёт. Я ему булку хлеба положил, а больше ты мне ничего не давала.
- Как не давала?- вскрикнула Анна. Она побежала в кухню и за шторой обнаружила сумку с продуктами.
- Как ты мог забыть?- возмутилась она,- он, не дай Бог, там окочурится, а нас обвинят.
- Всё равно, раньше, чем ударят морозы, я не смогу туда проехать,- ответил Владимир.
Сергей Иванович проснулся оттого, что его трясло, то ли от холода, то ли с похмелья. От неудобной позы ныли все кости. Сергей Иванович пошевелился, раздался жалобный скрип кровати, больно резанувший мозг.
- Где я?- с удивлением задал себе вопрос Сергей Иванович, приоткрыв глаза.
В полутёмном помещении он разглядел стол и грубо сколоченный шкаф. Дальше виднелась печка. Маленькие окошки, давно немытые, с трудом пропускали свет. Сергея Ивановича затрясло ещё сильней. С трудом приподнявшись, он облокотился на стол и под унылый скрип кровати, наконец, приподнялся. Голова кружилась так, что приходилось держаться за стол. Желудок требовал заполнить пустоту, но мысль о еде вызывала тошноту.
- Сейчас бы опохмелиться и поесть,- мелькнула мысль.
Сергей Иванович стал оглядываться.
- Как же я сюда попал?- снова задал он себе волнующий вопрос.
Продвигаясь вдоль стола, приблизился к окну. Протерев стекло рукавом, выглянул и не поверил своим глазам. За окном, сквозь деревья, просматривалось поле. Сергей Иванович медленно опустился на лавочку. Какое - то нехорошее чувство не покидало его.
- Вот Оленька, кажется, сынок нашёл способ от меня избавиться,- вздохнул он.
Со стола Сергей Иванович взял бутыль с водой и с жадностью сделал несколько глотков.
Также на столе лежал объеденная булка хлеба. Видно, пока он спал, мыши устроили здесь пир.
Сергей Иванович отщипнул кусочек с нетронутой стороны и, не разжевывая, проглотил. От выпитой воды его снова затрясло.
- Надо что-то делать,- подумал он и медленно побрёл к выходу.
Начинался рассвет. Листья ещё не осыпались, но при первом морозе деревья готовы были оголиться. Было сыро и прохладно. Сергей Иванович узнал дом пасечника. Когда-то он здесь бывал.
Вот, значит, куда меня сынок определил,- с горечью подумал он, - даже продуктов не положил. Пойти пешком? Дойду ли? А кто меня там ждёт? Кому я там нужен? Только всем мешаю.
Эти горькие мысли молнией пронеслись его в голове:
- Так, что, с голода здесь умирать? Они этого только и ждут.
Сергей Иванович вернулся в комнату. Он стал рыться в шкафу, но, кроме соли, ничего там не нашёл.
- Сейчас растоплю печь, а потом что-нибудь придумаю,- решил он.
На столе лежал коробок спичек. Сергей Иванович стал чистить от золы печь. Потом он заложил дрова, предусмотрительно кем-то сложенные рядом и стал искать, чем бы растопить печку. Он перерыл всю комнату но не нашёл ни клочка бумаги. Тогда он попробовал разжечь кору. Кора дымилась, но так и не разгоралась. Спички подходили к концу. Сергей Иванович начал нервничать.
- Без тепла я скорей отдам Богу душу, чем от голода,- подумал он.
По его морщинистым щекам потекли слёзы:
- неужели так и умру, не попрощавшись с внучкой,- подумал он,- нет, завтра пешком пойду. Только бы сегодня переночевать, и пойду,- твёрдо решил он.
День тянулся удивительно долго. Сергей Иванович то начинал дремать, то вздрагивал при каждом шорохе. Обнаглевшие мыши, видя беспомощность человека, свободно разгуливали по столу.
За окном завывал ветер и навевал тоску. Последней спичкой, Сергей Иванович зажёг огарок свечи. Комната при тусклом свете приобрела таинственный и жуткий вид. От свечки Сергей Иванович стал поджигать сначала тонкие лучинки, потом стал подкладывать всё толще и наконец, печь разгорелась. Сергей Иванович облокотился на неё и задремал.
- Серёжа!- услышал он ласковый голос жены,- бедненький ты мой. Как ты устал. Пойдём со мной.
Сергей Иванович открыл глаза. Он так ясно услышал голос, что не сомневался, ему это не померещилось. Она пришла за ним, она здесь!
- Оля!- позвал он.
Но только завывание ветра и писк мышей отозвались в ответ. Сергей Иванович подбросил в печку дров и снова задремал.
Вот он идёт по зелёной поляне, а навстречу ему жена. Молодая и красивая, как в первый день их знакомства. Она тянет к нему руки и улыбается.
- Оленька, дорогая, я иду к тебе!- закричал Сергей Иванович.
И он, молодой и сильный, берёт Ольгу на руки, и вместе они поднимаются прямо к облакам.
+ Ночью мороз сковал землю и рано утром Владимир на машине помчался к дому пасечника.
- Не могла разбудить попозже,- недовольно зевал за рулём Владимир. - Два- три часа всё равно ничего не изменят.
Вот и дом пасечника. У Владимира похолодело что-то внутри. Никаких признаков жизни. Словно здесь никого и не было. Владимир распахнул дверь и, прищурившись, стал всматриваться в полутёмное помещение. Он не сразу разглядел под кучей тряпья согнувшуюся фигуру отца.

Комментариев нет:

Отправить комментарий